Арина Ушакова – Максим Некрасов: «В начале сезона мы поставили цель и ее добились» 


Танцевальный дуэт Арина Ушакова – Максим Некрасов завоевали бронзу на чемпионате мира среди юниоров в Софии. Уже дома, через несколько дней после возвращения домой, перед первой тренировкой, в интервью сайту ФФККР спортсмены рассказали о том, как прошли соревнования, каким был для них этот сезон и с чего начинался их путь в спортивные танцы.

-- Арина, на пресс-конференции в Софии после произвольного танца ты сказала, что в начале сезона вы поставили перед собой цель отобраться на мировое первенство и завоевать медали. То есть ехали в Софию за наградами?

Арина: Мы ехали на чемпионат мира, прежде всего, откатать чисто обе программы. Понимали, что при чистых прокатах можем быть в призах

-- На чем основывалась эта уверенность?

Арина: На наших выступлениях в сезоне, какие баллы получали. Это давало надежду, что на чемпионате мира все возможно. Тем более, что разница между лидирующими танцевальными парами, которые выступали на разных стартах, составляла сотые баллы. Это означало, что все возможно, что ситуация по ходу соревнований может меняться. Надо только делать свое и чисто кататься.

Максим: И когда в Софии мы вышли на лед, то поняли, что можно и нужно бороться.

-- После короткого танца американская пара Кристина Каррейра – Энтони Пономаренко занимала 6-е место, а они были в числе основных претендентов на медали первенства. О чем подумали в этот момент? Мы в призах?

Арина: Нет. Я понимала, что они сильные соперники, на прошлом юниорском чемпионате мира были в тройке, что ребята давно выступают и при чистом прокате произвольной программы могут подняться выше и быть в призах.

Максим: И расслабляться после малой медали за «шорт» мы не собирались.

-- В этом сезоне вы дебютировали на чемпионате мира. До этого участвовали в юниорском финале Гран-при. В Болгарии после Японии не так было волнительно стартовать?

Максим: Меня юниорский чемпионат мира не удивил. Япония, если честно, поразила больше. Чемпионат мира лично для меня прошел спокойнее.

Арина: В Нагое все было торжественно. Может, потому, что там вместе с юниорами выступали и взрослые спортсмены. Зрителей было много. Японцы большие фанаты фигурного катания. А на чемпионат мира мы приехали -- все как-то спокойнее. Ощущение, будто мы выступаем на обычном турнире. Иногда я выходила на тренировку, каталась и вдруг в голове: «Это же чемпионат мира! Круто!» Но потом все быстро улетучивалось -- все, как обычно.

-- Может быть, такая «домашняя» атмосфера и помогла?

Арина: Наверное, не сказать, чтобы мы слишком нервничали.

-- Как отреагировали тренеры на ваше выступление?

Арина: Поздравили. Людмила Михайловна и Алексей Юрьевич (Горшковы – прим.) работали и жили в Софии. Еще один наш тренер Максим Сергеевич Болотин тогда катался у Горшковых, и тоже проводил много времени с ними на сборах в Болгарии.

Максим: Я застал то время, когда мы ездили на сборы в Болгарию. Там, можно сказать, прошла половина моего детства.

Арина: Много лет прошло, многое поменялось, но наши тренеры до сих пор считают Болгарию своим домом. Людмила Михайловна так и сказала: тут все наше, и у нас все получится.

-- За что можете похвалить себя, за что покритиковать на чемпионате мира?

Максим: Можно было в коротком танце получше Ча-Ча-Ча проехать, а в произвольном дорожку шагов. Мы за дорожку получили второй уровень, а могли на третий сделать.

Арина: Мы немного сдерживали себя. Но, я считаю, что обе программы проехали практически на максимуме. Если судить по тренировкам, то, возможно, в будущем надо больше внимания уделять хореографии, танцевальности. Чтобы, когда мы катались, судьи оценивали не только нашу технику, но и наш танец. Хотя программы у нас яркие.

-- Программы действительно интересные, и ваша пара отличается от остальных. Как рождались эти программы, расскажите.

Арина: Мы очень долго выбирали музыку для произвольного танца. Сначала остановились на одном варианте. Но вскоре Алексей Юрьевич принес другую музыку, сказал: «Давайте попробуем. Не пойдет, возьмем еще что-то». В итоге мы остановились на мюзикле «Nine». С первых же секунд поняли, что нам эта музыка подходит по выразительности, эмоциональности. В этой программе мне, например, можно попробовать себя в разных образах. Это интересно.Конечно, программу нам ставил Алексей Юрьевич. Но мы очень много работали с хореографами – Еленой Станиславовной Масленниковой, Натальей Евгеньевной Яновской, которая присутствовала на всех тренировках, что-то подправляла, подсказывала. Нам помогали многие специалисты -- по народным, бальным танцам, хип-хопу… Можно сказать, эту программу мы пропустили через себя. И мне так грустно с ней расставаться, я ее очень полюбила. В самые первые дни, когда нам дали музыку, я ходила на тренировки и постоянно ее слушала, представляла, какой мне надо быть, какие эмоции показывать. С самого начала работа над этой программой меня захватила.

Максим: А мне обе наши программы нравятся. В произвольной я изображаю режиссера. Такого у меня еще не было. А короткий танец скомпонован из четырех музыкальных частей.

Арина: Алексей Юрьевич принес нам две музыки Ча-Ча-Ча. Мы под одну начали кататься, привыкли, все нравилось. И вдруг он предложил попробовать другую. Мы с Максом встали в ступор. Но попробовали. Потом выбрали все-таки ту, что уже катали, потому что первый вариант нам в душу засел.Музыку румбы принес Максим. Он нашел обработку мелодии с битом. А мелодию сальсы Алексей Юрьевич подобрал. Так все и сложилось.

-- Много работаете? В 8 утра пришли, в 8 вечера ушли?

Максим: Можно и так сказать.

Арина: Днем у нас есть перерыв. Я стараюсь днем поспать, чтобы нормально вечером тренироваться.

Максим: У нас утром тренировка до часа дня. Потом, кто домой идет, кто в школу. В 5 вечера возвращаемся и до 8 на катке.

-- Каждый день в школу ходите?

Арина: Не каждый. Я учусь в 9-м классе. Буду сдавать досрочно ОГЭ. Если вместе со всеми, то не успею отдохнуть и вовремя на сбор вернуться. А отдохнуть надо, чтобы с новыми силами начать новый сезон.

Максим: А я 11-й класс заканчиваю. И на этой неделе уже первый экзамен.

Арина: После чемпионата мира в школе меня поздравили. Сказали: «Приходи с медалью». Видео наших выступлений на чемпионате мира ученикам показали. Подарили цветы мне и моей маме. Приятно. У меня очень хороший классный руководитель Татьяна Юрьевна Костикова. Она переживает, всегда поддерживает меня. Это очень важно. Но я не люблю, когда оказываюсь в центре внимания, потому что если бы Олимпийские игры выиграли – это одно. А так, третье место на юниорском чемпионате мира – это только начало нашего пути.

-- А как начался, кстати, ваш путь в спорт?

Арина: Мне было годика три, когда папа взял меня на массовое катание. В какой-то момент ему надоело возиться со мной на льду, он сам хотел покататься, а я ползала, мешала, и папа увидел группу детей, с которыми занимался тренер. Через некоторое время меня привели в группу, родители попросили, чтобы тренеры меня посмотрели. Набор уже прошел, но взяли. Помню, дети уже катались, а я просто вдоль бортика ходила, была хуже всех. Но с каждым занятием каталась все лучше и лучше, стало получаться. И через какое-то время детишки остались в этой группе, а меня в старшую перевели.Сначала я, конечно, не очень понимала, зачем мне нужны эти тренировки. Я ведь еще теннисом занималась. Но постепенно фигурное катание вытеснило теннис. Хотя, если честно, я теннисисткой хотела быть. А фигурное катание не очень нравилось. Но с возрастом все поменялось. Поняла, что больше люблю лед, каток. Может быть, стала ездить на соревнования, пошли результаты.

Максим: Меня мама привела в фигурное катание, чтобы просто научился стоять на коньках. Сначала занимался в группе здоровья, а потом резко перешел в спортивную. Был в одиночном катании у Натальи Борисовны Лебедевой. Четыре года прозанимался, но начали учить тройные прыжки, и у меня не пошло. И тогда Людмила Михайловна Горшкова предложила перейти к ним, в танцы. В первый день я не пришел – думал, а на второй пришел. До Арины у меня были и другие партнерши. Трех поменял.

-- Арина, ты ведь в Челябинске начинала тренироваться?

Арина: Да, с четырех лет занималась одиночным катанием. Но потом мы поехали с нашей группой на сбор в Йошкар-Олу. Там с нами работали Алексей Урманов и Сергей Чемоданов. И Чемоданов предложил мне попробовать в танцах. Мы подумали, подумали и решились. Переехали всей семьей – родители, мы с братом. Папе давно предлагали перебраться в Москву по работе, и он бы рано или поздно это сделал, а тут грех было не воспользоваться ситуацией.В 12 лет я приехала в Москву, до этого каталась только в одиночном, не знала, что такое килиан, вальсовая позиция… Недолго тренировалась в Дмитрове у Елены Гараниной и Валерия Спиридонова, с другим партнером. Мы даже на двух стартах выступили. Причем, я каталась тогда в ботинках для одиночного катания…

-- Поясните для непрофессионалов, чем отличаются коньки для одиночного катания от тех, что предназначены для танцев на льду?

Максим: Ботинки для одиночного катания тверже и лезвия длиннее. У одиночников и парников лезвия с острыми зубцами, у танцоров они закругленные.

Арина: Танцевальные ботинки не такие высокие, как у одиночников. Лезвие «одиночных коньков» выступает сзади каблука сантиметра на 3, есть и другие тонкости – ширина лезвия, например....Так вот через три недели после первых тренировок мы с моим партнером, я на «одиночных» коньках, поехали на 5-й этап Кубка России… Все для меня было новым.Потом, в Дмитрове, я еще у Яны Хохловой пробовалась. Она нам с Максимом нашу первую программу ставила -- «Чикаго», растанцовки… Но в итоге мы стали тренироваться у Алексея Юрьевича Горшкова в Одинцове.

-- Тяжело было переходить из одиночного катания в танцы?

Арина: Если честно, мне было тяжело. В одиночном ты сама отвечаешь за себя. А тут надо все делать с партнером. Непривычно как-то. Не могу сказать, что мы быстро с Максимом поладили. Перед нашей первой встречей мне сказали, что у мальчика длинные волосы. Но, слава Богу, что Максим к тому моменту постригся. И я подумала: «Пронесло».В первый сезон мы не стремились на призовые места. Наша задача была обратить на себя внимание. Мы были 5-ми, 10-ми. Только один раз оказались в тройке на турнире Панина в Питере. А во второй сезон после контрольных прокатов мы получили этап Гран-при. И я поняла, что нужно сделать все, чтобы хорошо выступить, потому что если попадем в тройку, то нам дадут и второй Гран-при. Но в финал мы не отобрались. И на этот сезон, сделав выводы по прошлому году, почувствовав, что мы все можем, надо только приложить усилия, стали больше тренироваться. Побеждает не тот, у кого больше таланта и способностей, а тот, кто очень хочет добиться цели и работает для этого.

Максим: Этот сезон у нас самый удачный, потому что на всех стартах мы чисто катались. Возможно, по технике уровни были не те, но явных ошибок и срывов мы не допускали.

Арина: Надеюсь, мы уже знаем, как настраивать себя на соревнования и выходить на старт. Когда много катаешь программ на тренировках, то без разницы, есть ли люди на трибунах или нет. Наоборот, даже хорошо, когда много зрителей, есть для кого кататься.

-- Видно, Арина, ты -- девушка целеустремленная.

Арина: Да, если я поставила цель, то всегда иду к ней. Может, из-за моего характера меня кто-то не любит. Но я всегда говорю все открыто в глаза. Не стану осуждать человека за его спиной. Предпочитаю то, что мне не нравится, высказывать в лицо. И как бы потом это ни обсуждали, чтобы ни говорили, мне все равно. Надо дело делать, а не болтать.На самом деле я очень люблю выступать. Многие боятся соревнований, говорят, что лучше тренироваться, чем стартовать. Но если не стартовать, то зачем тренироваться? Я, наоборот, люблю соревнования. Хоть каждый день бы ездила. Это непередаваемое ощущение, когда выходишь на лед, слушаешь потом оценки. Классно, если круто прокатаешь обе программы. От всего этого получаешь огромное наслаждение.

-- В Софии вы сказали, что вам очень нравится канадский дуэт Тесса Вирчу – Скотт Мойр. Почему?

Арина: Мы были на финале Гран-при в Японии, и Тесса со Скоттом мне очень понравились. Не только по катанию, а чисто по-человечески. Они очень дружелюбные, подойдут, спросят, поговорят. Мне нравится, что они могут показать разные стили, хоть вальс, хоть танго, хоть румбу… Все.

-- А французская пара Габриэлла Пападакис – Гийом Сизерон?

Арина: И та, и другая пара -- обе великие. И дай Бог, нам всем дорасти до такого уровня. Но мне больше нравятся канадцы. Они более энергичные. Французы тоже талантливые. Но мне кажется, что у французов программы похожи. Возможно, это их стиль. Но у нас такой вид спорта, что надо меняться, пробовать что-то новое.Максим: Согласен.

-- Спасибо, ребята, успехов.

Инфо:Федерация фигурного катания на коньках России

Полина Костюкович – Дмитрий Ялин: «Наша встреча – как подарок судьбы»

Дебютанты мирового первенства среди юниоров Полина Костюкович – Дмитрий Ялин стали серебряными призерами чемпионата в Софии. О своей паре, победе на соревнованиях и что привлекает в фигурном катании, спортсмены рассказали в интервью корреспонденту Федерации фигурного катания на коньках России.

-- Для вас выступление на чемпионате мира стало первым серьезным стартом на таком уровне. Какой опыт вы для себя приобрели?

Полина: Опыт получили огромный, потому что это другие соревнования, другой уровень. Не все получилось. Но будем работать дальше. Опыт уже есть. И это хорошо. Теперь будем собираться на старты по-другому.

Дмитрий: Мне чемпионат понравился. Я очень комфортно себя чувствовал на этом старте. Здесь и коллектив хороший. Все спортсмены дружные. Поддержка ощущалась со всех сторон. Это касалось и публики.

Я считаю, что хотя это был и чемпионат мира, но, наверное, потому что он юниорский, конкуренция здесь была не такая высокая, если сравнивать с первенством России. Мы с Полиной довольны. С первого раза стать вторыми – хороший показатель. Но совершенству нет предела. Будем соревноваться, занимать более высокие места.

-- Как вы оцениваете прошедший сезон? На первом Гран-при вы были первыми, на втором – шестыми и не попали в финале серии?

Дмитрий: Наверное, недостаток опыта сыграл свою роль, потому что если бы мы заранее знали, что нам выступать на двух подряд этапах, то, возможно, и лучше бы настроились. Думаю, что 6-е место на втором Гран-при связано с тем, что мы упорно готовились к первому этапу, и так бывает, что после триумфа пошел небольшой спад. Расслабились, скорее всего, и не получилось собраться на соревнованиях в Польше. Но это тоже опыт. Надо уметь выступать, рассчитывать свои силы. На той же Олимпиаде расписание довольно насыщенное – командные соревнования, потом практически сразу личное первенство. Надо уметь собираться на несколько стартов подряд.

-- Вы тренируетесь в одной группе вместе с Настей Мишиной и Сашей Галлямовым, которые в Софии завоевали бронзу. Такая конкуренция помогает?

Полина: Днем мы катаемся вместе с ребятами, а вечером нас разделяют, чтобы каждой паре уделять больше внимания.

Дмитрий: С Сашей и Настей мы пересекаемся только на утренней тренировке. А вечером катаемся по отдельности. Решили сделать так, чтобы тренироваться на разном льду. Я не знаю, почему. В этом есть свои плюсы и минусы. В нашей группе готовятся и другие пары, у которых потенциал даже выше, но пока ребятам не удается реализовать себя.

-- Вы делаете в программах сложный набор элементов – комбинацию из двух тройных, четверной подкрут. Наверное, есть определенный риск исполнять такой контент?

Дмитрий: Но не стоять же на месте! Скучно становится. И потом, если сделать такой набор, то можно получить неплохие баллы. Ведь даже если считать базовую стоимость, то при не самом лучшем исполнение этих элементов, набирается неплохая сумма. Но нам нужно стараться выполнять все эти элементы чисто и на плюсы.

-- Не страшно?

Полина: Это как на аттракционах, когда хочется попробовать.

Дмитрий: Мне бывает страшно. Когда учили подкрут, то мне частенько «прилетало» от Полины по голове. Наш тренер Николай Матвеевич (Великов – прим.) даже предлагал мне шлем надевать.

-- Думаю, что все так элементы учат. А вы давно встали в пару?

Дмитрий: Я точно скажу: 30 июня 2016 года.

Полина: До этого я была одиночницей.

Дмитрий: А я в Екатеринбурге немного в паре покатался. Спасибо тренеру Филиппу Тарасову, он обучил меня базовым вещам парного катания. Благодаря этому, те же выбросы мне стали более понятны. Он очень хорошо объясняет.

-- Когда ты переехал в Петербург?

Дмитрий: 30 июня приехал и сразу пошел на тренировку. До этого приезжал в апреле показываться. Меня Полина нашла.

-- Как это?

Полина: Я долго искала партнера, писала всем ВКонтакте. Ничего не получалось, все отказывались. И тут мама одной девочки посоветовала мне написать Диме. Я так и сделала. Пригласила его на просмотр в Питер, и он приехал.

Дмитрий: Да, наша встреча – это как подарок судьбы. Все очень забавно вышло. Соня Мороз, мы вместе катались у одного тренера в Верхней Пышме, это Свердловская область, посоветовала Полине меня. Соня сама перебралась в Питер в группу Алины Писаренко. Ну и так получилось, что Соня вспомнила обо мне и рассказала Полине.

Помню, я тогда сидел на курсах по биологии, готовился к ЕГЭ, и тут приходит письмо от тренера, что мной интересуются в Петербурге. Это было удивительно, потому что до этого я сам ко всем просился, но мне отказывали. А здесь – Питер, к Великовым! К ним я, кстати, не обращался, потому что, думал, будет очередной отказ, поэтому нет смысла. А тут письмо! А вечером мне написала еще Полина. И писала каждый день в течение двух недель, пока вопрос не решился.

-- А ты думал уже заканчивать со спортом?

Дмитрий: Тогда была неопределенность. И это на самом деле, жутко. Потому что ты не знаешь, что будет дальше, что делать – заканчивать и начинать что-то новое, как советуют родители, либо продолжать? Спасибо Филиппу Тарасову, что он тогда меня взял в свою группу, потому что, если бы не взял, то я бы и не оказался в парном катании.

-- Полина, а ты как оказалась в парах?

Полина: У меня рост, подходящий для парного катания. Думаю, мне судьбой было предопределено кататься в паре. Я и сама хотела делать поддержки, парные элементы выучить. Смотрела на взрослых ребят, мне нравилось. Поговорила с Алиной Юрьевной (Писаренко – прим.), и она попросила тренеров Великовых меня посмотреть. Они с радостью согласились. Так я начала у них кататься. Только партнера не сразу получилось найти.

-- Ребята, а почему вы стали заниматься фигурным катанием?

Полина: Не помню, мы с родителями ходили на каток. И я бегала по льду, падала, вставала, два шага сделаю и снова падаю. Так раз 100… Но через некоторое время, когда подросла, попросила маму отвести меня на каток. И так случилось, что в назначенный день я заболела. Но мне так хотелось, что уговорила маму соврать врачу, чтобы нам дали справку. И пришли. Сначала я тренировалась в «Обуховце», потом взяли в Академию.

Дмитрий: А мы с родителями гуляли, шли мимо катка, где тренировались фигуристы из школы фигурного катания «Локомотив». В итоге решили отдать меня в фигурное катание для здоровья. Это был 2002 год. Тогда Алексей Ягудин стал олимпийским чемпионом. Все помнили его программу. И папа рассказывал потом, что он думал, я выйду на лед и покажу что-то такое. А я вышел, падал, час стоял у бортика, после чего заявил, что больше сюда не приду. Но как-то потом привык, пошло. Появились результаты. Родителям говорили, что у меня даже больше перспектив, чем у других ребят. Но я этого не замечал. Катался и все.

-- Чем вам нравится фигурное катание?

Полина: Мне нравится фигурное катание, потому что ты знаешь, что хочешь от жизни, чем будешь заниматься. А не так, как мои одноклассники -- приходят в школу, сидят и уходят и так каждый день. А у нас разнообразие.

Дмитрий: Так может сказать каждый спортсмен, потому что жизнь в спорте насыщенная. Мне нравится выходить на тренировках на лед и показывать, например, танцорам, что они не могут. Можно сказать, мне нравится немного «выпендриваться» перед друзьями, подрезать. Но я такой.

-- У вас интересные программы. Расскажите, как они родились?

Дмитрий: Произвольная программа мне нравится особенно. Под эту музыку когда-то катались Ксения Столбова и Артур Минчук. У Николая Матвеевича большая коллекция музыкальных композиций. Он большой любитель. Когда встал вопрос о музыке для наших программ, я подумал, что надо довериться ему – профессионалу. Потому что на тот момент я еще не знал, где нужно искать, что конкретно. У меня нет такого большого опыта. Николай Матвеевич принес несколько вариантов. И когда заиграла эта музыка, под которую мы катаемся сейчас, необычная, интересная, энергичная, которая хватает за душу, я сказал: «Давайте ее попробуем».

Полина: Мне эта музыка тоже понравилась, особенно последняя часть.

-- Вы оставите эту программу на следующий сезон или поменяете?

Полина: Произвольную, наверное, оставим, а короткую поменяем.

Дмитрий: Произвольную будем немного реконструировать, но музыка останется та же.

-- Чем занимаетесь вне льда? Что любите делать?

Полина: У меня две сестры. Они двойняшки. Им по 2,5 года. Они меня все время развлекают. Так что у нас весело и здорово. Иногда уроки не дают делать. Но ничего. А еще есть домашние животные – кошка, собака. Все есть. У нас хорошо, можно и отдохнуть, и настроиться нормально на следующий день.

Дмитрий: А я между тренировками не особо люблю чем-то заниматься. Мне надо обязательно днем поспать. Живу я в общежитии. Не скучно. Мама иногда спрашивает, почему мы не посещаем музеи, не ходим куда-то. А я не могу – просто не успеваю, тренировки. В выходной могу, конечно, погулять, посидеть с друзьями.

-- Скучаешь по родителям?

Дмитрий: Бывает ностальгия иногда. Но когда тренировки, то забываешь обо всем. Мне даже стыдно признаться, что во время чемпионата мира про Женский день 8-е марта забыл. Мне потом многие девушки писали, где поздравления? А я в ответ: Извините, у меня произвольная программа.

-- Надеюсь, что про день рождения партнерши не забыл?

Дмитрий: Как можно. Я подарок специально подготовил и привез.

-- Что за подарок?

Полина: Мой портрет.

Дмитрий: Я попросил Полину скинуть мне ее любимую фотографию и заказал портрет. Больше всего боялся везти, чтобы по пути в Софию портрет не повредили. Решил, как следует, пленкой замотать.

Полина: Мне понравился подарок.

-- Оригинальный. Как бы вы в трех словах охарактеризовали друг друга?

Дмитрий: Полина – это красота, виртуозность, хитрость.

Полина: Дмитрий – трудолюбивый, терпеливый и отзывчивый.

-- Спасибо и успехов.

Инфо: Федерация фигурного катания на коньках России

Артур Даниелян : «После короткой программы сказал себе, что терять мне нечего»

Российский фигурист Артур Даниелян стал серебряным призером чемпионата мира среди юниоров. Спортсмен впервые принял участие в соревнованиях такого уровня. В интервью корреспонденту Федерации фигурного катания на коньках России дебютант рассказал о себе и объяснил, что значит для него эта серебряная медаль.

-- Артур, на пресс-конференции после соревнований ты сказал, что в Софии ставил задачу показать чистые прокаты, но на своем первом же чемпионате мира завоевал серебро. Что значит для тебя эта медаль?

-- Второе место на чемпионате мира для меня очень неожиданно. Я действительно ехал в Софию, чтобы показать то, что мы наработали с тренерами, что я готов соревноваться на юниорском уровне. Но после того, как занял второе место, до сих пор еще не понял, не совсем все осознал. Меня переполняют эмоции и я очень рад.

-- Ты катался в предпоследней группе, и после соревнований тебя все искали. Ты знал, что стал вторым? И где ты был?

-- Меня сразу взяли на допинг. И я не знал, куда нужно потом идти. Скажем так: немного потерялся.

-- А перед награждением?

-- Я сидел на трибуне, смотрел прокат Леши Ерохова. Думал, что награждение будет после выступления девочек, что нас всех вместе наградят. В итоге Леша уже докатывал, и я побежал одеваться, чтобы успеть на награждение.

-- В короткой программе на чемпионате мира у тебя случилось падение. Но в целом обе программы ты прокатал хорошо. Что произошло в короткой?

-- Наверное, немного себя отпустил. После того, как сделал тройной аксель, дорожку шагов, надо было себя в кучке держать, не расслабляться.

-- Расстроился из-за падения?

-- Было обидно. Ведь все остальное, кроме этого, сделал хорошо. Падение немного подпортило впечатление.

-- Как потом собирался на произвольную программу?

-- Настроился. Уже в конце проката раскрылся, эмоций добавил, но при этом я понимал, что все элементы нужно сделать на плюсы. В начале проката я был очень сосредоточен.

-- Как справился с волнением, которое наверняка было?

-- Тренеры настроили. И я сам себе сказал после короткой программы, что мне нечего терять, надо прокататься хорошо, с удовольствием. И это будет хорошо.

-- Как складывался у тебя этот сезон?

-- Сначала не очень хорошо. Можно сказать, что были взлеты и падения на каждом старте. Я должен был ехать на третий этап Гран-при, но так как на первенстве Москвы плохо выступил, и меня заменили, дали время, чтобы я лучше подготовился и смог все-таки выступить на Гран-при, то поехал в Сызрань на первый этап Кубка России. Там нормально все сложилось. И я стартовал на Гран-при в Хорватии. Там я прокатался средне, мягко говоря, не на свой максимум.

-- Были причины?

-- Наверное, немного волновался, так как я был в первый раз на таких соревнованиях. Но потом в сезоне постепенно появлялась стабильность. И к чемпионату мира я подошел в хорошей форме, на этом старте почти все сделал.

-- Как тебе в целом выступление на первенстве мира? Как атмосфера? На кого из спортсменов смотрел?

-- На всех мальчиков смотрел, потому что мне это было интересно. Мне же с этими ребятами соревноваться. Даже если кто-то перейдет во взрослое катание, то через пару лет я тоже перейду и буду с ними конкурировать. Поэтому наблюдал, старался брать какие-то вещи для себя. Не списывать, но на заметочку. Четверные смотрел, у кого они были. Буду стараться тоже делать четверные.

-- Ты уже пробовал?

-- Пробовал четверной сальхов. Сейчас вернемся, будем работать.

-- На этом чемпионате мира даже девочка Саша Трусова прыгала четверные. Как ты отреагировал на это?

-- Немножко было не по себе, потому что девочка прыгнула два четверных. Надо не отставать.

-- Маленькая девочка, 13 лет.

-- Маленькая, легенькая, но с характером! С хорошей круткой, высотой прыжка. Она молодец!

-- Это маленький шок для мальчиков, увидеть такое?

-- Ну, скорее, не шок, а мотивация, чтобы подтягиваться, не отставать. Все-таки девочка.

-- Конкуренция в женском одиночном катании в России очень высокая.

-- Это так. Девочки из других стран берут пример с наших спортсменок, тоже учат прыжки с двумя руками наверх, переставляют прыжки во вторую половину, стараются догнать российских фигуристок. И некоторые уже почти готовы с нашими девочками конкурировать. Но наши пока все равно впереди.

-- Что надо делать российским мальчикам, чтобы догнать девочек?

-- Больше работать. Работать над стабильностью, чтобы все прыжки были отточены. Катать больше программы, чтобы физических сил хватало их докатывать.

-- У тебя очень красивые программы, красивая музыка. Ты сам выбираешь ее?

-- В конце прошлого сезона меня спрашивали, под какую музыку я хотел бы кататься? Я сказал, что точно хочу под Испанию. У меня в детстве была одна программа под испанскую музыку. И когда я пересматриваю ее, она мне нравится. Поэтому я хотел и в более взрослом возрасте показать более мощное, жесткое, красивое катание под Испанию.А по поводу произвольной программы, мы выбирали между «Нотр Дам де Пари» и классической музыкой, но остановились на первом варианте. Я давно хотел попробовать кататься под «Нотр Дам». От этой музыки идет какая-то энергия, которая мне помогает.

-- Значит, можно сказать, что ты сам участвуешь в выборе музыки для своих программ?

-- Если меня спрашивают, то я предлагаю. Но я всего второй сезон катаюсь у Елены Германовны (Буяновой – прим.).

-- Ты же переехал из Волгограда?

-- Да. Потому что там всего один каток, и очень много детей, которые хотят заниматься фигурным катанием. Льда на всех не всегда хватает, а взрослым спортсменам надо больше тренироваться, чтобы конкурировать с Москвой, Питером. И когда у меня стало получаться, то мой тренер в Волгограде дала понять, что ловить мне здесь нечего, нужно двигаться дальше. Тренер меня научила тройным прыжкам и посоветовала переехать куда-нибудь. А я во время Олимпиады в Сочи смотрел выступление Аделины Сотниковой, видел ее на этапе Кубка России в Сочи, где я тоже был. И мне захотелось тренироваться у тренера Аделины. Я так и сказал, что если переезжать в Москву, то только к тренеру Аделины Сотниковой. И когда мы были на сборах в Новогорске, то мой тренер из Волгограда позвонила в ЦСКА, и я поехал на просмотр к Елене Германовне. Показался ей. Она пожала мне руку и сказала: «До встречи в июне». Я так обрадовался!

-- И перебрался с мамой в Москву.

-- Мы переехали в Москву всей семьей. У меня брат тогда «выпустился» в Волгограде, ему нужно было в институт идти. Заодно и сестра перевелась в институт. У меня старшая сестра, ей 22 года. И старший брат, которому 20 лет.

-- Они не занимались фигурным катанием?

-- Они чем только ни занимались. Теннисом, например. Но теннисную секцию закрыли, пришлось закончить. Зато сестра и брат хорошо окончили школу. Брат математический класс, сестра гуманитарный. Сейчас они учатся. Думаю, потом найдут хорошую работу.

-- А как ты оказался в фигурном катании?

-- У нас рядом с домом каток построили. И мы с мамой однажды гуляли, зашли посмотреть. Я попробовал. Понравилось. Так и начал кататься.

-- Что именно понравилось?

-- Мне больше всего понравилось прыгать. Я очень прыгать люблю.

-- Но у тебя и катание красивое, позиции балетные.

-- Сначала мне это дали мои хореографы в Волгограде, а теперь я продолжаю работать с Ириной Анваровной Тагаевой, Максимом Завозиным занимаемся скольжением.Вообще, мне нравится, когда я катаюсь для публики. Во время проката даже мурашки иногда по коже идут. Силы появляются, и я с хорошим настроением выхожу и делаю.

-- То есть любишь выступать?

-- Да. Хотя иногда волнение бывает. Но в последнее время я его не так чувствую. Значит, начал понимать, для чего я катаюсь.

-- Ты учишься в школе или на домашнем обучении?

-- Я пока что на домашнем обучении, стараюсь заниматься, чтобы не отставать. Каждые полгода езжу в Волгоград, сдаю экзамены. Но со следующего года планируем перевестись в Москву, чтобы было легче задания брать.Когда ты на домашнем обучении, и тебе не надо завтра в школу идти, то особо и не получается заставить себя заниматься уроками. Особенно после тяжелых тренировок. А так, когда школа рядом, хотя бы стимул будет.

-- Какие предметы тебе нравятся?

-- Информатика, математика, физика. Еще мне нравится ИЗО. Рисование меня успокаивает.

-- Что ты рисуешь?

-- Картинки из телефона беру и рисую, сам что-то придумываю. Потом маме и сестре показываю. Им нравится. Но до сестры мне далеко. Она классно рисует. Мне кажется, она себя немного недооценивает в этом плане.

-- Какие цели ты ставишь перед собой?

-- Для начала выучить четверной. Прибавить стабильности и на всех стартах показывать хорошие результаты. А главная цель – это Олимпийские игры.

-- Конечно, тебе еще кататься и кататься, но, возможно, ты уже сейчас задумываешься о будущем?

-- Хочу стать тренером по фигурному катанию. Мне кажется, это интересно работать сначала с маленькими детьми. Потом, когда они подрастут, может быть, дойти с ними до вершин, вырастить хорошего фигуриста или фигуристку.

-- Ты, наверняка, смотрел Олимпийские игры. Кто тебе больше всего понравился?

-- Наверное, надо брать пример с Юдзуру Ханю. После тяжелой травмы, без стартов, он вышел и показал на Олимпиаде очень достойное катание. У него прямо характер! И мне надо выработать такой же. Чтобы после травм набраться сил, взять руки, ноги и идти на лед, показывать такое достойное катание, это надо иметь очень сильный характер.Но мой самый первый кумир – Хавьер Фернандес. Он мне больше всего нравится. Он артист, с публикой играет, при этом прыгает, вращается, улыбается.

-- А в России?

-- Наверное, Миша Коляда. У него классные прыжки, высокие, как будто он с трамплина прыгает. Но, конечно, хочется, чтобы стабильность появилась. И тогда он сможет конкурировать с другими лидерами. Всем нам, мальчикам, нужна стабильность.

-- Как думаешь, что для этого нужно?

-- В последнее время одиночники стали больше прыгать четверных. Резко выучили, вставили в программы и стали их катать с такими сложными прыжками. Нашим мальчикам тоже пришлось быстро включаться в эту работу. Быстро-быстро. А нужно время, чтобы все это стабилизировать. Прыжки надо наработать и накатать в программах, тогда все будет хорошо.

-- Спасибо, Артур, и удачи.

Инфо: Федерация фигурного катания на коньках России

Алена Косторная: «Люблю прыжки, мне нравится ощущение полета» 


Российская фигуристка Алена Косторная впервые в карьере завоевала серебро юниорского чемпионата мира. После соревнований спортсменка ответила на вопросы Федерации фигурного катания на коньках России.

-- Это твой первый чемпионат мира. Чем отличался он от других соревнований?

-- Все очень неожиданно. Я впервые участвовала в соревнованиях такого уровня. Конечно, многое отличается. Даже расположение катков, раздевалок. Раздевалки в Софии были внизу. Каток наверху. Необычно немного. Бывало, что наоборот.

-- Как ты оцениваешь этот сезон?

-- В совокупности для меня он был успешным. На всех соревнованиях я попадала в тройку.

-- Что планируешь улучшить в будущем?

-- Усложнить контент своих программ. Выучить четверные прыжки.

-- Потому что Саша Трусова, которая тренируется в вашей группе, прыгает четверные?

-- Потому что женское фигурное катание меняется.

-- Ты сказала, что уже пробовала четверной, но пока не все получается. Не страшно заходить на этот прыжок?

-- Нет.

-- А какой четверной ты пробовала?

-- Тулуп.

-- Тройной тулуп у тебя действительно высокий.

-- Разные мнения, какой прыжок учить. Одни говорят, тройной аксель. Другие – четверной сальхов, кто-то четверной тулуп. Но я решила -- тулуп, потому что он мне удобнее, легче прыгать. Я хотела попробовать четверные в этом сезоне, но тренеры пока не разрешили. Сказали, что для изучения таких прыжков нужно больше времени. И это лучше делать после соревнований, а не во время.

-- Все отмечают, что у тебя очень интересные программы, красивое катание. Как ты относишься к другим элементам фигурного катания, помимо прыжков?

-- Естественно, я люблю больше прыгать. Хотя скольжение тоже очень важный элемент фигурного катания. Надо все нарабатывать, улучшать. Скольжение, связки в моих программах – это в основном заслуга Даниила Марковича (Глейхенгауза – прим.) Мы много работаем над этим.

-- Но тебе все же больше нравятся прыжки. Почему?

-- Мне это интереснее. Мне нравится ощущение полета.

-- Какой стиль, музыка тебе больше подходит?

-- Танго, Испания. Это у меня лучше всего получается. Выбор музыки для своих программ я полностью доверяю тренерам. Этери Георгиевна (Тутберидзе – прим.) знает это лучше, чем даже я сама.

-- После чемпионата мира будет перерыв?

-- Нет. На следующий день поеду на каток. У нас сегодня и завтра выходной.

-- Но сегодня же день показательных?

-- И что? Тоже выходной, потому что нет тренировок.

-- Но перед показательными тренировка была.

-- Была. Это не считается.

-- В вашей группе тренируются Женя Медведева, Алина Загитова, другие девочки. Ты, наверняка, смотришь на них.

-- Конечно. Их пример мотивирует. Я всегда смотрю, кто что-то делает, интересные руки, движения, фишки. Это можно взять для себя, не для того, чтобы скопировать, полностью повторить, а попробовать и переделать под себя. Тогда это будет уже твое.

-- Сколько времени ты тренируешься в группе Этери Тутберидзе?

-- Больше года. До этого тоже занималась в «Самбо-70», но у другого тренера в отделении «Конек Чайковской». Но с родителями решили, что мне нужно перейти в «Хрустальный», потому что все девочки группы Этери Георгиевны стояли на пьедестале. И я тоже хотела быть на пьедестале.

-- Почему ты выбрала фигурное катание?

-- Была очень активная в детстве, вот и решили, что спортом надо заниматься. Я бегала, прыгала, за мной не успевали.

-- Какие первые воспоминания, связанные с фигурным катанием?

-- Я вообще не хотела выходить на лед. Мама меня выпихнула на каток и закрыла калитку. Я кричала: «Откройте, выпустите меня. Не хочу здесь находиться». Потом привыкла.

-- Не понравилось, что холодно?

-- Просто не хотела ничего делать. Просто бегать, веселиться…

-- И когда поняла, что это твое?

-- Когда результаты пошли, прыжки стали получаться. Лет в 8-10.

-- Сейчас фигурное катание для тебя – это что?

-- Это мой образ жизни. Я не могу представить себя, свою жизнь без фигурного катания.

-- Что тебя привлекает в фигурном катании больше всего?

-- Все. Нравится вставать утром, ехать на тренировку, получать удовольствие от выполненной работы, на соревнованиях показывать все, что мы проделали с тренерами.

-- Как ты справляешься с волнением перед стартом?

-- Ухожу в тренировочный зал.

-- А как чувствовала себя на чемпионате мира перед выступлениями?

-- Волновалась только тогда, когда выходила из гостиницы. А на старте уже не думала ни о чем другом, как только сделать свое.

-- На чемпионате мира с тобой была твоя мама.

-- Да. Но в основном я езжу одна. Мне так даже проще. Мама любит порядок, чтобы в комнате все лежало по своим местам. А я привыкла делать все сама.

-- У тебя ведь и младший брат занимается спортом?

 -- Да. Футболом. Брата зовут Степа. Ему 9 лет. Он пробовал заниматься фигурным катанием, но не понравилось.

-- У вас очень большая и сильная группа. Как в таком коллективе бороться за внимание тренеров?

-- Надо на каждой тренировке всегда показывать свой максимум. Стараться каждый день. Чем лучше ты делаешь, тем больше внимания тренеров. Они видят, что ты хочешь чего-то добиться, работаешь, что это тебе нужно самому. А раз надо самому спортсмену, и его никто не заставляет, то ему и внимания будет уделяться больше.

-- То есть каждая тренировка в вашей группе как соревнования?

-- Отсюда и стабильность. Сначала тяжело, потом привыкаешь. На старте чувствуешь себя спокойнее. Это как утром встал – почистил зубы.

-- А как обстоят дела в школе?

-- Я на домашнем обучении. В школу прихожу раз в неделю после уроков, сдаю свои работы. Меня не беспокоит, что я не общаюсь с другими учениками в школе. Они не могут почувствовать и увидеть того, что переживаю и вижу я.Учусь я на «отлично». Образование – вещь нужная. Спорт – это спорт. Но мы не знаем, что будет дальше. Я уже говорила, что хочу стать нейрохирургом. Посмотрела один сериал про врачей, и мне эта профессия понравилась. Но посмотрим, как пойдет. Может быть, действительно, решу поступать в медицинский. Но это пока планы.

-- Спасибо, Алена.

Инфо: Федерация фигурного катания на коньках России


Анастасия Скопцова – Кирилл Алешин: «У всех спортсменов одна цель – высшая ступень пьедестала почета на Олимпийских играх»


Российский танцевальный дуэт Анастасия Скопцова – Кирилл Алешин выиграли чемпионат мира среди юниоров в Софии. В день показательных выступлений спортсмены дали интервью Федерации фигурного катания на коньках России

-- Это ваша первая победа на юниорском чемпионате мира, как вы оцениваете свой результат?

Кирилл: В прошлом году на чемпионате мира среди юниоров мы достойно прокатали обе программы. Но имелись недочеты, где-то не получилось. Но это было в прошлом году. В этом мы учли все свои ошибки и постарались их исправить. Прокат произвольного танца в Софии по 10-бальной шкале я оцениваю на девятку. Я мог прокататься и лучше. Настя сделала все, что могла. Мы очень счастливы, что одержали победу.

Анастасия: Мы долго к этому шли. Много работали. Показали достойный результат. Это достойное завершение сезона.

-- На этом чемпионате мира вашими основными соперниками были американцы Кристина Каррейра – Энтони Пономаренко. Но после короткого танца они не вошли в первую тройку. Вы же лидировали на протяжении соревнований, и после первого вида имели запас в баллах. Этот отрыв давал вам уверенность, что вы чувствовали?

Анастасия: Я много раз говорила, что на соревнованиях мы не обращаем внимания на баллы соперников. Мы катаемся для того, чтобы продемонстрировать наше хорошее катание. То есть нам важны не баллы, а качество прокатов, чтобы они были идеальными, без помарок. На этом чемпионате мира мы постарались выложиться и поставили хорошую точку в нашем последнем сезоне по юниорам.

-- Какие эмоции вы испытали в конце произвольного танца, когда стихла музыка?

Кирилл: Когда я закончил произвольный танец, то подумал: «Все!» В моей голове были мысли только о том, что все закончилось, что мы молодцы, сделали все, что могли. И Настя так радовалась, так в эмоциях обрушилась на меня, что я чуть не упал.

-- Вы что-то сказали в этот момент друг другу?

Кирилл: Когда поехали на поклон, то Настя сказала: «Хорошо!»

Анастасия: Но в самую первую секунду после проката сил уже не было что-то говорить. Просто радовались!

-- В следующем сезоне вы начнете выступать на взрослом уровне. Какие мысли в связи с этим?

Анастасия: Будем работать. Новые пары, с которыми мы еще не соревновались, новая конкуренция… Будем готовиться к контрольным прокатам. Постараемся выстрелить. Нам бы этого хотелось!

Кирилл: Мы никогда заранее не строим планов. Мы всегда ставим перед собой задачу получить удовольствие от своих программ, своего катания, чисто прокататься, порадовать тренеров, болельщиков, чтобы они видели: мы полностью отдаемся своей работе.

Анастасия: А оценки, места – это, скорее показатель, нашей работы.

-- Многие считают, что переход с юниорского уровня на взрослый, в особенности в танцах на льду, бывает очень непростым.

Анастасия: Это тяжело. Это все начать с нуля. Но мы к этому готовы. Это же было ожидаемо. Не всю же жизнь кататься в юниорах.

Кирилл: Понятно, что уровень сеньоров – это совсем другая лига. Результаты в юниорах – результаты юниоров. На взрослом уровне многое придется начинать с самого начала. Но опыт у нас есть.

-- Что вы возьмете из своего юниорского опыта во взрослый спорт?

Анастасия: Все.

Кирилл: Полный багаж.

Анастасия: Умение стартовать, собираться на важные старты, работать, в первую очередь.

-- Вы планируете в будущем попробовать для себя какой-то новый стиль?

Анастасия: В произвольном танце хотели бы попробовать что-то новое. Но эту темы нужно обсудить с тренерами.

Кирилл: Все предыдущие сезоны мы придерживались определенного шаблона. Сейчас можно попробовать что-то новое. Мне, например, нравится музыка группы Muse. Но посмотрим.

-- Какие цели вы ставите перед собой?

Кирилл: Хорошо кататься на каждом старте.

Анастасия: У всех спортсменов одна цель – высшая ступень пьедестала почета на Олимпийских играх.

Кирилл: Когда еще под стол ходишь, то думаешь об этом. Но всего в этой жизни можно добиться только упорным трудом. И это не просто красивые слова. Так и есть.

-- Вы смотрели Олимпийские игры? Какие ваши впечатления?

Кирилл: Я был очень рад за Скотта и Тессу (Вирчу – Мойр – прим.) Я фанат этой пары. Мне кажется, что канадцы внесли большой вклад в развитие танцев на льду. То, как они прокатали на Олимпиаде свой короткий танец, произвольный – это не то, что химия, это как отдать жизнь. Настолько они выложились.А в Сочи мне нравилась наши Лена Ильиных – Никита Кацалапов. Их произвольная программа. Они очень сильно тогда прокатались. И жаль, что ребята расстались.

-- А у вас был момент, когда хотелось разбежаться?

Анастасия, Кирилл: Нет!

Анастасия: На тренировках бывает, что можем покричать друг на друга. Но это рабочие моменты.

Кирилл: Мы вместе катаемся очень давно и понимаем друг друга с полуслова.

-- Количество лет, что вы катаетесь в паре, перерастает в качество?

Анастасия: Конечно. И это особенно важно для танцев на льду, где нет прыжков, и на первый план выходит эстетика, красота, линии…

Кирилл: В парном катании тоже катаются двое. Но там больше физики. В танцах особенно важна скатанность.

-- Немецкая пара Алена Савченко – Брюно Массо говорили, что ставят перед собой цель сделать программы как в танцах на льду, но с элементами парного катания.

Анастасия: И у них это на самом деле получилось. Во всяком случае, их программы – это очень близко к танцевальным.

-- После чемпионата мира вы вернетесь домой и отдыхать?

Анастасия: Надеюсь, что неделю отдыха нам точно дадут. Нужно отоспаться.

Кирилл: Насте еще нужно подготовиться к экзаменам. Она в этом году школу заканчивает. А мне в институт надо наведаться.

Анастасия: А после будем к новому сезону готовиться. Займемся творческим поиском. Будем катать «школу», обязательные танцы. В нашей группе очень сильные специалисты – Светлана Львовна (Алексеева – прим.), Елена Кустарова, Ольга Рябинина, специалисты по скольжению… Спасибо огромное всем. В следующем сезоне у танцоров танго «Романтика», нам танго подходит. И есть уже некоторые наработки.

-- В России много танцевальных дуэтов. Но в последнее время на взрослом уровне российским парам не удается войти в число призеров на чемпионатах мира, Олимпийских играх. У вас есть объяснение, почему?

Анастасия: Мне кажется, что проблема в стабильности.

Кирилл: Я считаю, что зарубежные пары и тренеры сделали больший шаг вперед, чем мы. Танцы на льду прогрессируют и развиваются. И у наших танцевальных пар есть прогресс. Просто за границей танцоры и тренеры не боятся пробовать что-то новое. А мы более консервативны в этом плане.

-- Успех Пападакис – Сизерон и их тренеров Дюбрей – Лозон, по мнению некоторых, связан с новым стилем французской пары. Вы бы хотели попробовать что-то новое, чтобы ворваться в элиту, как они?

Кирилл: Кто этого не хочет?

Анастасия: В любом случае, их пример мотивирует.

Кирилл: Ты понимаешь, что нет ничего невозможного.

-- Спасибо и успехов.

Инфо: Федерация фигурного катания на коньках России

Александра Трусова: «Если чего-то очень хотеть, то всего можно добиться»



Александра Трусова – ученица группы Этери Тутберидзе выиграла чемпионат мира среди юниоров в Софии, не только вписав свое имя в историю мирового фигурного катания, но изменив представление о возможностях человеческого организма. 13-летняя спортсменка впервые исполнила в программе два прыжка в четыре оборота – четверной сальхов и четверной тулуп. Тем самым россиянка задала новые ориентиры следующего этапа в мировом женском одиночном катании. О своей победе, четверных прыжках и стремлении быть во всем первой, Александра Трусова рассказала в интервью ФФККР.

-- Саша, что испытываешь сейчас?

-- Очень рада, что выиграла юниорский чемпионат мира. Рада, что прыгнула два четверных в программе. Я готовилась и сделала это. Но я еще не до конца осознала, что произошло. Слишком мало времени прошло. До конца не верится!

-- Перед награждением ты говорила по телефону с Этери Георгиевной?

-- Нет. С ней мне тогда не удалось поговорить. Звонили наши руководители Федерации, они поздравили, были счастливы за нас. А первыми поздравили наши тренеры Даниил Маркович (Глейхенгауз – прим.) и Сергей Викторович (Дудаков – прим). Они вместе с нами были в Софии. Спасибо всей нашей команде и Этери Георгиевне.

-- Во время церемонии награждения ты была с распущенными волосами, поразила всех.

-- Я с рождения волосы не стригла, мне только кончики равняли, поэтому такие длинные. А потом увидела мультик про «Рапунцель», и в детстве хотела быть похожей на нее.

-- Можешь рассказать о своих ощущениях во время прокатов короткой и произвольной программ?

-- Я просто хотела откататься чисто, показать все, что могу и вроде это получилось.

-- Что ты чувствовала, когда в произвольной программе прыгнула сначала четверной сальхов, потом четверной тулуп?

-- Я обрадовалась, что четверные получились. Но знала, что дальше у меня еще два сложных каскада, впереди вся программа, поэтому собралась и доделала все, что нужно.

-- Все говорят о твоих четверных, в интернете везде видео с твоей программой. Но ты выглядишь совершенно спокойной.

-- Да. Я старалась на тренировках. На тренировках прыжки получались чисто, и бывало, даже лучше. Но это соревнования, поэтому на чемпионате мира четверные были не такие хорошие, как хотелось бы.

-- Четверной сальхов был просто шикарный.

-- Тоже можно было лучше. Сальхов – да. Но тулуп четверной точно можно было лучше.

-- Когда ты начала учить четверные прыжки?

-- Я начинала учить аксель в три с половиной оборота. В первый раз попробовала его давно, когда мне было лет 10 у другого тренера. Но тогда аксель не получился. Потом я перешла к Этери Георгиевне Тутберидзе. Полгода покаталась, и мы попробовали снова тройной аксель. Он не пошел. Тогда переключились на четверной сальхов. И я его прыгнула в апреле прошлого года. Четверной тулуп начала учить после юниорского финала Гран-при, в декабре.

-- Тренеры предложили тебе попробовать четверной сальхов?

-- Да, потому что я думала, что сначала нужно выучить тройной аксель, потом четверной сальхов… По очереди. А они сказали, что можно пробовать сразу сальхов, потому что тройной сальхов у меня очень высокий, не в длину, а в высоту.

-- Прыжки учила сначала на удочке?

-- Аксель часто прыгала на удочке, а сальхов не часто. Сначала четверной сальхов несколько раз на удочке попробовала, потом решила так зайти. Нормально получалось. Просто прыгала, прыгала. Штаны надевала специальные, чтобы не больно падать было. Прыгнула -- в первый раз получилось, второй… И пошло.

-- Кажется, что все так легко и просто.

-- Нет, это же было долго. Соревнования заканчиваются, и начинаешь учить новые прыжки в конце сезона. Программы в это время не катаешь, и есть возможность что-то новое учить. Еще перед Новым годом время есть, можно этим заниматься.

-- На финале Гран-при ты сказала, что хочешь, помимо сальхова, выучить еще четверной тулуп. Сказала и сделала. Тулуп легче дался?

-- Сальхов и тулуп – похожи. Просто сальхов прыгаешь с ребра, а тулуп с зубца. Сальхов для меня удобнее. Но Даниил Маркович (Глейхенгауз – прим.) говорит, что тулуп у меня лучше.

-- Ты делаешь какие-то специальные упражнения для крутки прыжков, чтобы они были такие высокие? Или это, так сказать, природные данные?

-- Кручусь я вообще-то не очень быстро. У меня группировка идет за счет высоты прыжка. А прыгаю я так высоко, наверное, от природы. Но если тренировать прыжки каждый день, то у любого получится. Просто надо идти, делать и не боятся. Я просто очень хотела это сделать. И не боялась пробовать. Если чего-то очень хотеть, то всего можно добиться.

-- Процесс обучения четверным, наверное, такой же, как учить тройные прыжки. Но когда ты падаешь с четверных, это же больнее?

-- Четверной на один оборот больше, поэтому и подпрыгиваешь выше. И если с такой высоты упасть, а у меня прыжки высокие, то, конечно, неприятно. Когда я падаю, то все кругом отворачиваются… Но на самом деле, больно только на бедра падать. Вот как я на финале Гран-при с четверного упала, то это не очень больно. Все говорили: «Ужас», а мне не было больно.

-- Поэтому ты и надеваешь специальные штаны на тренировках, чтобы, не дай Бог, не травмироваться. Ты сказала, что хочешь выучить и другие четверные прыжки?

-- Да. Конечно, мне надо бы тройной аксель выучить. Четверные без тройного акселя – как-то не так. Но посмотрим. А четверной лутц мы давно хотим попробовать. Сейчас если больше не будет соревнований, попробуем. Сначала лутц надо на удочке, но без поднятых рук. А я уже прыгаю с руками наверх. Привыкла.

-- Ты сказала, что всегда хотела сделать то, что еще никто не делает. Почему?

-- Чтобы быть первой в мире.

-- А тебе не страшно было пробовать такие сложные прыжки?

-- Нет. Четверной – это еще один оборот. Крутишься, пока не остановишься, пока не упадешь. Это сначала. Прыгала, падала, падала. А затем раз – кажется, что уже можешь выехать с прыжка. Так еще и еще. И получается.

-- Что сказала твоя мама, когда ты решила попробовать четверной? Испугалась?

-- Она мне не говорила об этом. Сказала только: «Ну, давай, попробуй». А что мама может сказать, если я решила? Она соглашается со мной. Все время радуется, когда я прыгаю, когда получается. Если я сказала, что хочу, то и делаю. Мама не вмешивается в наши тренировочные дела.

-- Что тебе говорили после произвольной программы мальчики или другие спортсмены?

-- Леша Ерохов, Рома Савосин, Яша – мальчик из Белоруссии подошли, поздравили. Леша мне всегда подсказывает, как делать четверные. Он эти прыжки тоже прыгает. У него три четверных, два тройных акселя в программе. И вот когда тренеры заняты, а у нас много народа, особенно, когда один тренер остается, Леша мне помогает, говорит, что делать надо.

-- А мальчики, которые не прыгают еще четверные?

-- Иногда хлопают, когда видят, что у меня получается. А иногда смотрят, может быть, завидуют. Не знаю, как это правильно сказать.

-- Твоя техническая оценка в произвольной программе на этом чемпионате была выше, чем у девочек, которые выступали на Олимпийских играх. И если бы ты участвовала в Олимпиаде в Корее, то, возможно, стала бы третьей. Но есть ограничения по возрасту. Что ты думаешь по этому поводу?

-- Я, конечно, хотела бы, чтобы возрастных ограничений не было. Но, с другой стороны, они должны быть. Олимпийские игры проводятся раз в четыре года, и надо, чтобы как можно больше разных спортсменов побеждали.Мне, конечно, обидно, что из-за возрастных ограничений я не смогу выступить на чемпионате России в следующем году. А я бы очень хотела.

-- Ты выиграла все главные турниры по юниорам, в следующем году ты еще будешь выступать на юниорском уровне. Какой будет твоя мотивация?

-- Хочу чаще и чище катать программы с четверными. Буду улучшать свои прокаты, чтобы было больше баллов, рекорды ставить.

-- А тебе было бы интересно соревноваться с мальчиками?

-- Да. Но это же невозможно.

-- Кстати, здесь по баллам, хотя у девочек на один прыжок меньше, ты бы могла стать второй в соревнованиях юношей.

-- Но у мальчиков коэффициент другой

-- С учетом компонентов теоретически ты могла бы и выиграть.

-- Думаю, что Леша Ерохов мне этого бы не простил.

-- Помимо четверных, в твоих программах два сложных каскада – флипп – риттбергер и лутц – риттбергер. Когда ты начала прыгать их?

-- Лутц – риттбергер выучила в прошлом году. На первенстве России я была третьей, второй, уступая девочкам постарше. Но они прыгали каскады с тулупом, поэтому я решила выучить с риттбергером. Тогда еще Алина Загитова по юниорам выступала, она прыгала такой каскад, и я решила тоже его выучить. Учила, учила, и когда стало получаться, спросила у тренеров, можно ли его в программу вставить? Пошла и прокатала хорошо. Но прямо перед соревнованиями Этери Георгиевна меня проверила. Я вращалась, а она раз и включила музыку, я должна была программу с лутцем и риттбергером прокатать. Перед первенством России получилось.

-- Фигурное катание – это не только прыжки.

-- Жалко.

-- Ты любишь прыжки?

-- Больше всего люблю прыжки. Но если бы не было всего остального, то было бы легко.

-- А как другие элементы, хореография, скольжение… Тебе это нравится?

-- У нас всегда перед тренировкой раскатка, в конце тренировки делаем вращения, дорожки… Мне интересно, когда программы ставят. Музыку для программ я сама не ищу. Это выбор тренеров. Я слушаю разную музыку, но я бы не хотела кататься под ту, что слушаю. Не знаю, почему. Наверное, чтобы отделить личную жизнь и фигурное катание.

-- Фигурное катание для тебя – это работа, хобби?

-- Сейчас, когда стала выступать на чемпионатах мира, этапах Гран-при, наверное, работа. Но мне всегда казалось, что работа – это что-то такое, куда не хочется идти. Приходить и сидеть в офисе… Скучно. А фигурное катание мне нравится. И я всегда тренируюсь с удовольствием.

-- С кем ты дружишь в группе?

-- Со всеми. У нас раздевалка для девочек. Там не очень много народа, но мы общаемся. Я со всеми одинаково дружу, в ровных отношениях. Но самые близкие мои друзья – моя семья. У нас семья большая. С чужими людьми мне не так комфортно, как со своими. И у меня нет недостатка в общении.

-- У тебя есть собачка, которую ты очень любишь. Скучала по ней?

-- Да. Когда по видео звонили, то я ее позвала, но она не поняла, откуда звук идет. Головой крутила, такой взгляд…

-- Скоро увидишься. Какие планы теперь?

-- Приехать домой, прийти на тренировку, там посмотрим.

-- А отдых?

-- Хотелось бы съездить на море. В Италию, Испанию. Туда можно было бы Тину (собачку – прим) взять. В Европе много людей путешествует с собаками. Там много зоомагазинов. А я люблю Тину одевать. Она, правда, этого не любит. Но я ей покупаю платья, шлейки. Она у меня как Принцесса.

-- Как кукла.

-- Но живая.

-- Может быть, стоит поехать на чемпионат мира в Милан, посмотреть, как другие выступают?

-- Думаю, не поедем. Надо тренироваться. А в Милане я бы больше отдыхала. Отдых отдыхом, а работа работой. Тем более, что до отпуска не так далеко.

Инфо:Федерация фигурного катания на коньках России

Алексей Ерохов: после этого сезона я планирую перейти во взрослое катание – и намерен там составлять конкуренцию


Российский фигурист Алексей Ерохов стал чемпионом мира среди юниоров. В день показательных выступлений в интервью Татьяне Фладе спортсмен подробно рассказал о победе в Софии, четверных прыжках и что нужно делать, чтобы стабильно исполнять в программе по 6-7 четверных.

-- Леша, вчера ты стал чемпионом мира, как чувствуешь себя сегодня?

-- Сегодня чувствую себя намного лучше, чем вчера. Вчера после соревнований ничего не хотелось делать, было чувство опустошения. Пришел в номер и лег.

-- Такое чувство было только вчера или так всегда после соревнований?

-- Такое бывает, когда морально выкладываешься на старте, остаешься доволен своим результатом.

-- Какие ощущения ты испытывал в день произвольной программы?

-- Чувствовал себя хорошо, настроен был по-боевому.

-- На чемпионате мира травмировался фигурист из США Алексей Красножон. Когда ты понял, что на соревнованиях что-то пошло не так?

-- Я стал подходить ко льду, и Сергей Викторович (Дудаков – прим.) меня развернул, сказал: «Пойдем, там разогреемся, разомнемся». Я понял, что-то не так. Потом музыку сделали тише. Я не знал, что именно произошло. Пытался сосредоточиться на своем выступлении.

-- Наверное, ты в первый раз оказался в такой ситуации?

-- Со мной такое в первый раз. Но нужно быть всегда готовым к любым ситуациям. Мало ли что может произойти.

-- В произвольной программе ты сделал хорошо первый каскад, сальхов не совсем получился…

-- Да. После сальхова я сказал себе: «Леша, спокойнее, ты все можешь, на тренировке все сделал». Но не совсем удалось успокоить себя. Вторая половина программы была смазанной, и ошибки были глупые – вместо четверного прыгнул тройной. Но ничего, будем работать, исправлять.

-- Это произошло от волнения, наверное?

-- Скорее всего, переволновался немного. Может быть, повлияла ситуация с Лешей (Красножоном – прим.). После разминки я был уверен в своих силах.

-- Разминка и соревнования – это несколько разные вещи по ощущениям.

-- Нет. Когда я выхожу на 6-минутную разминку, у меня сразу появляется ощущение соревнований.

-- Но бывает, что у спортсмена ничего не получается на разминке, а на соревнованиях делает все. И наоборот.

-- У меня тоже бывало такое. Но это зависит от внутреннего настроя. Когда человек выходит неподготовленным на 6-минутную разминку, ничего не получается, он покидает лед и злится на себя, а на старте потом собирается. А бывает, что на разминке все сделал, расслабился и неготовым выходит на прокат.

-- У тебя чаще как?

-- Что-то среднее. Провал был только один раз после хорошей разминки. Это случилось на финале Гран-при в Японии.

-- Как ты настраиваешь себя на старт?

-- Стараюсь отгородить себя от происходящего вокруг, слушаю музыку, ничего не замечаю вообще…

-- Интересно. А кто первым поздравил тебя с победой?

-- Было очень много сообщений. Телефон я взял часа через полтора, как закончились соревнования. Прочитал всё. На все поздравления ответил.

-- Это были поздравления от друзей?

-- Друзей, родственников, близких мне людей. Болельщики часто пишут, я отвечаю. Всегда приятно, когда есть люди, которые поддерживают.

-- Ты сказал, что это твой последний сезон на юниорском уровне, хотя по возрасту можешь еще выступать по юниорам. Почему решил переходить во взрослый спорт?

-- Тренеры сказали, что пора. Да я и сам это понимаю. 18 лет. Многие ребята, которые младше меня, соревнуются уже на взрослом уровне. Так что и мне пора. Поэтому нужно было этот сезон закончить на уверенной ноте. Я поставил себе цель – отобраться на юниорский чемпионат мира и выиграть. И это получилось.

-- В начале сезона у тебя были проблемы со здоровьем.

-- Я был заявлен сначала на второй этап Гран-при, но меня передвинули на четвертый, потому что была маленькая производственная травма. Она возникла буквально за день до отъезда. Решили не рисковать.

-- Если проанализировать этот сезон в целом, как ты оцениваешь свой прогресс?

-- Довольно хорошо. Я чувствую, что становлюсь лучше, но пока этого недостаточно, чтобы представлять себя на взрослом уровне. Но я постараюсь за межсезонье наверстать, многое улучшить.

-- Что именно?

-- Качество катания, вращения и, конечно, стабильность наработать. Российские мужчины-одиночники не отличаются стабильностью, но я постараюсь сделать все, чтобы у меня получилось.

-- Каким образом собираешься нарабатывать стабильность?

-- Больше прокатов делать. Мы очень много катаем программы на тренировках. И я уже отношусь к соревнованиям не как к чему-то особенному, у меня не присутствует такое волнение, как раньше. Ведь очень многие срывы происходят из-за волнения, потому что начинаешь сомневаться в себе. А когда работа проделана большая, то выходишь и понимаешь, что на тренировке все делал, а здесь-то что? Тот же лед, только зрители присутствуют.

-- И судьи.

-- А у нас тренеры как судьи. В принципе никакого особого секрета нет. На соревнованиях надо выходить и делать ту же работу, что делаешь каждый день на тренировках.

-- А сколько целиковых прокатов ты делаешь на тренировке, со всеми прыжками? Катаешь короткую и произвольную?

-- В день по прокату. Но бывает, что и две произвольные катаю. Все зависит от того, как в первый раз прокатаешь программу.

-- Девочки из вашей группы рассказывали, что тоже делают много прокатов. Не знаю, насколько это рискованно, но, возможно, сильно устаешь?

-- Нет. Это учит преодолевать себя. Мы всегда думаем, что не можем, что наш организм с такой нагрузкой не справится. Но я сам недавно понял, что это не так. Думал, что не смогу больше. А тренеры говорили – сможешь. И получалось. Просто не нужно сомневаться в себе.

-- Несколько лет назад у тебя случились травмы, из-за которых ты мог закончить спортивную карьеру.

-- Была травма паха. В больнице лежал. Потом были проблемы с сердцем. Сначала не знали, что это такое. Потом выяснилось, что из-за возраста. Организм растет, и такие проблемы могут быть у всех. Просто у спортсменов они заметнее, потому что мы все время проходим медицинские обследования. А у меня эти изменения были чуть-чуть заметнее, чем у обычных людей. Но потом стало понятно, что они вызваны возрастными изменениями, связаны с ростом.

-- В те дни ты думал о завершении спортивной карьеры?

-- Нет. Мне говорили, что полгода нельзя кататься. А я думал: это так много и так долго без тренировок. В итоге месяц просидел и вышел на лед. Восстановил всё сразу практически. Я не могу без тренировок. Мне как-то неинтересно без спорта. Мне неинтересны тусовки, просто так гулять. Я могу встретиться с друзьями, но это не так часто – один раз в неделю, в две недели. В основном я на тренировках. Сейчас у меня последний старт в сезоне. Можно будет почаще с ребятами видеться.

-- Тебе нравится сам процесс тренировок?

-- Да. Мне нравится процесс саморазвития. Не получается, не получается, потом чуть-чуть лучше. Затем осилил и чувствуешь, что проделал большую работу, и ты молодец. Но дальше все равно нужно двигаться. Если чего-то достиг, то не надо останавливаться. Всегда есть, куда расти.

-- Ты всегда так думал или это пришло с возрастом?

-- Всегда.

-- То есть ты целеустремленный человек?

-- Можно так сказать.

-- Ты тренируешься в группе, где в основном все говорят про девушек, у вас очень сильные спортсменки. А какую роль в вашей группе играют мальчики?

-- Ту же, что и девочки. Только мы пока не ездим на Олимпийские игры. Но я буду стараться, чтобы на следующей Олимпиаде представить нашу группу не хуже, надеюсь.

-- На этом чемпионате мира фигуристка вашей группы Саша Трусова прыгнула два четверных. Что ты думаешь по этому поводу?

-- Когда я в первый раз увидел, как она это сделала на тренировке, то удивился. А потом Саша постоянно стала прыгать четверные, и я уже не воспринимал их как что-то особенное. Я понимаю, что женское фигурное катание развивается. И если есть Саша, то появится и кто-то другой, кто будет прыгать четверные. Например, японка Рика Кихира тоже пробует два четверных. На этом чемпионате она их не прыгала, заявила тройной аксель. К сожалению, он не получился. Но пробует же. Я был очень рад, что у Саши все вышло. Я видел, как она работает. И действительно это оценил.

-- Саша сказала, что ты ей помогал на тренировках, подсказывал.

-- Когда я вижу, что где-то не так, то стараюсь подсказать. Я все-таки опытнее. А Саша первый год прыгает четверные. Я вижу и понимаю, что нужно немного поправить. Она слушает.

-- Как реагируют другие ребята в вашей группе на ее четверные прыжки?

-- Как другие, не знаю. Но я понимал, что рано или поздно это должно было произойти.

-- У тебя уже есть планы, идеи на следующий взрослый сезон?

-- Мы поменяем обе программы. Пока еще не знаю, в каком плане будут изменения. Скорее всего, короткая программа останется в том же стиле, что и сейчас. Мне очень подходит программа, удобно ее катать. А произвольная – не знаю.

-- Ты сам выбирал музыку для программ?

-- Нет. Музыку принесли тренеры Даниил Маркович (Глейхенгауз – прим.) и Этери Георгиевна (Тутберидзе – прим.). Но эту музыку они принесли даже не мне. А включили, чтобы мы все под нее катались. Сразу предупредили, что это для мальчиков. Посмотрели, кому она больше подойдет. И выбор пал на меня.

-- Интересно.

-- А для произвольной было два варианта. Первый я уже не вспомню, второй – Рахманинов.

-- Да, Второй концерт Рахманинова – очень мощная музыка.

-- Я когда ее слышу, то вспоминаю прокат Мао Асады на Олимпиаде. Честно говоря, мне хотелось свою программу откатать с такими эмоциями, такой мощью в движениях.

-- У тебя есть кумиры в спорте?

-- Я всегда говорю, Юдзуру Ханю. И еще мне нравится Дайсуке Такахаши. Он фигурист прошлого поколения, но как он представлял свои программы, это вызывает восхищение.

-- Такахаши тоже пробовал четверной флипп.

-- Но на соревнованиях этот прыжок у него не всегда получался.

-- Да, ему недокруты ставили. Но на Олимпиаде в Ванкувере Такахаши был одним из фаворитов. Он мог спокойно и без этого прыжка прокатать программу чисто, но он пошел на четверной флипп – рискнул. Характер такой. Сейчас на Олимпиаде в Корее Дайсуке работал комментатором на японском телевидении.

-- Я знаю, что он и вне льда танцует очень хорошо. Видел на видео. У него можно что-то для себя взять.

-- А из российских одиночников кто тебе нравится – Плющенко, Ягудин, Кулик…

-- Алексей Ягудин. У них с Плющенко была такая борьба! И это заслуживает уважения. Но своим кумиром Алексея я не могу назвать. Просто ему симпатизирую.

-- Ты учишься в институте?

-- Да, но в этом сезоне особо не успевал заниматься. Зимнюю сессию не до конца еще закрыл. Сейчас нужно будет это сделать.

-- Для тебя важно получить образование?

-- Важно. Сейчас, правда, система поменялась. Чтобы получить диплом, нужно лет 6-7 учиться. Долго. Мама у меня во всех этих тонкостях разбирается. Она все узнает.

-- Мама занималась спортом?

-- Акробатикой в детстве. Лет до 12, но потом перестала.

-- Но тебя отдала в фигурное катание.

-- Но это стандартная ситуация. У меня были проблемы со здоровьем. Врачи сказали, на лед или в бассейн. Меня привели в хоккей, но я увидел, как хоккеисту нос сломали. Кровь текла. А я маленький был, впечатлительный. Сказал: «Нет, сюда не хочу».

-- Испугался.

-- Да. И мы пошли на фигурное катание.

-- Можешь обрисовать, какой у тебя характер?

-- Точно не мягкий. Целеустремленный. Я всегда стараюсь добиться цели, которую ставлю перед собой.

-- Твои сильные стороны?

-- Всегда борюсь до конца.

-- Слабые?

-- Об этом лучше спросить у тренеров.

-- Ты еще очень молод, впереди вся карьера. Но задумывался ли ты, кем станешь в будущем?

-- Тренером. Не представляю свою жизнь без спорта. Хочу и дальше связать ее с фигурным катанием.

-- Что тебе больше всего нравится в фигурном катании?

-- Прыгать. Но в последнее время нравится работать над скольжением. Сейчас сделаем упор именно на это.

-- Ты уже прыгаешь четверной сальхов и тулуп. Какие прыжки собираешься еще учить?

-- Я уже пробовал риттбергер и флипп. На тренировках прыгал перед финалом Гран-при. Но у меня тогда была небольшая травма, поэтому отложили. Сейчас вернусь, буду эти прыжки восстанавливать. Постараюсь исполнять их стабильно.

-- Может, покажешь их в следующем сезоне?

-- Может быть. Точно не могу сказать.

- Сейчас лидеры мужского одиночного катания делают в программах по 6-7 четверных. На твой взгляд, насколько это травмоопасно?

-- Если думать, что это очень сложно, и у спортсмена такая позиция, то запросто получишь травму. В четверных нет ничего такого уж сложного. Нужно технически правильно эти прыжки выполнять и в голове себе давать установку, что ты это можешь. Мне кажется, что парни, которые прыгают по 6-7 четверных, так и рассуждают.

-- То есть все от головы?

-- Конечно.

-- Спасибо, Леша, и удачи!


Инфо: http://www.fsrussia.ru

«Я всего этого не заслуживаю».


Лестницу штурмует сотня человек — запускают по десятку каждые несколько минут, но к началу восьмого толпа ожидающих меньше не становится. Нет досмотра, металлоискателей, регистрации. Охранник — всего один, в деловом костюме, с аккуратной причёской. «Пропустите нашего фотографа», — просит секьюрити. Молодой человек с кофром с трудом просачивается вперёд.

— Как информация о встрече до вас доходила? — интересуется охранник у первых двух девушек в очереди.

— Через инстаграм.

Других способов и правда нет. В инстасторис Евгении Медведевой накануне появился такой пост: «Рада наконец-то вернуться в Москву и хочу увидеть всех, кто поддерживал меня всё это время! Завтра в магазине на Кузнецком Мосту, 14 мы вместе с Машей Командной поговорим о фигурном катании и жизни фигуристов на льду и за стенами ледового манежа. Начало встречи в 19:00, сообщите, кто будет завтра». Текст на сером фоне льда, рядом — эмодзи с сердечками, картинка с коньками и кружка горячего шоколада с маршмеллоу.

Всё, больше никаких анонсов. Встреча с суперзвездой фигурного катания и Олимпиады-2018 — а значит, и суперзвездой всей России вообще. Почему нет подробностей? Что за магазин? Куда там идти? «Поговорим» — это с кем, с любым желающим?

На Кузнецком, 14 — флагманский магазин известного бренда спортивной одежды. Женя — его «лицо», «подписанный атлет». На витрине и у входа — ничего, что напоминает о Медведевой. Встреча — на верхнем этаже, в уже оборудованной студии. Там ещё до назначенных семи вечера занимают все сидячие места, а потом нельзя протиснуться вовсе — несколько сот человек заполняют собой всё. Точное число гостей организатор мероприятия в разговоре с Team Russia не назвал — подсчёта никто не вёл.

Девочки-подростки немногим младше самой Медведевой — основной массив фанатов. Тех, кто по возрасту и внешности мог бы быть их мамами, в зале от силы десяток, примерно как и юношей. Так примерно и представляешь себе подписчиков соцсетей Медведевой, тех, кто увидел инстасторис и рассказал ближайшим друзьям. Кроме них удалось заметить только студентов первых курсов факультета журналистики МГУ — он здесь в 15 минутах ходьбы.

«Куда мы пришли? Работать, — говорит девушка на фронтальную камеру телефона. — По аккредитации. Хотя нет, её нет. Ну, не зря же учимся. Когда-то будет».

Компания из трёх девочек лет 15 и ещё двух помладше гуглит что-то про фигурное катание: «Посмотри биографию, не жёлтую прессу», «Загитова — Мария? А, нет, Алина», «Загитовой 15 лет? Ха-ха. А Медведевой 18. На два году старше меня, ха-ха». Подготовить вопросы им велела женщина в ярком свитере и с ручной видеокамерой в руке. Пользоваться профессиональной техникой, впрочем, скоро запретят, и женщина сменит камеру на смартфон.

***

На большом экране появляется имя «Барон Кюбертен» (именно так). Медведева опаздывает, и в её отсутствие Мария Командная развлекает аудиторию рассказом об истории Олимпийских игр и фигурного катания, о главных героях Пхёнчхана и о своих воспоминаниях про Сочи-2014. Зрители следит заворожённо за Марией. Если говорит Командная, а не Медведева, значит, это тоже часть шоу, очень камерного и атмосферного. Значит, так надо, это разогрев. В зале не видно российских флагов и даже баннеров в честь Жени — всё максимально просто, для своих, даже без намёка на официоз.

Медведева выходит под овации — в её инстаграме сразу начинается прямой эфир, откуда-то из-за кулис. Женя впервые за три недели одета не в олимпийскую форму. Она держится скромно, не искрит эмоциями и не заигрывает с публикой — просто иногда осторожно улыбается. Неловкостей почти не возникает, а когда они всё же случаются (Мария спрашивает, какие качества нужны, чтобы стать олимпийским чемпионом, но вовремя осекается), их как-то обходят.

***

— Главное впечатление от Игр? — начинает беседу Командная.

— Когда я вышла на шестиминутную разминку перед командными соревнованиями, начали петь русские песни с трибун, начались кричалки, — вспоминает Медведева.— Я была в лёгком шоке, такого я не ожидала. Даже напряглась. Но потом такая обстановка помогла. В личном первенстве я выходила на лёд намного спокойнее. Все трибуны разговаривали на русском языке.

— Помнишь, как впервые вышла на лёд?

— Конечно, нет. Мне было чуть меньше трёх лет. По рассказам родных, меня выпустили на лёд — и я побежала.

— Тебя же бабушка водила на тренировки?

— В основном да, мама каждый день работала.

— Было такое, что бабушка говорила: «Надо идти тренироваться», а ты упиралась, хотела остаться дома?

— Стыдно признать, но несколько таких случаев было, да. Всё изменилось, когда я уже чётко поняла, что буду заниматься фигурным катанием всю жизнь. Но, бывает, встаёшь с утра, и никуда не идётся — но всё равно идёшь.

— Когда поняла, что хочешь посвятить свою жизнь фигурному катанию?

— Переломный момент случился в 11 лет. Мои первые взрослые соревнования, чемпионат России. Там тогда ещё без ограничений по возрасту. Увидела взрослую обстановку. Она очень отличались от той, которую я застала, когда была маленькой. Это было такое вдохновение! Наблюдала, как разминаются взрослые фигуристы, и думала: «Ух, так же хочу». На том чемпионате России меня впервые и заметили.

— Какой элемент даётся тебе легче и тяжелее всего?

— Легче всего — тройной сальхов! Хоть ночью разбудите — сделаю! А вот с тройным лутцем до сих пор периодически борюсь. Но, надеюсь, потихоньку это удастся.

— Татьяна Тарасова говорит, что ты продвигаешь всё фигурное катание в России. Как находишь мотивацию?

— Легко это делать или сложно, я никогда не задавалась вопросом. Я просто очень люблю фигурное катание. Никогда не было мысли его бросить. Да, наш спорт — наполовину искусство. Отчасти я занимаюсь катанием во имя искусства.

— Что ты в это вкладываешь? Фигурное катание часто называют балетом на льду.

— Постановка программы похожа на написание картины. У тебя есть краски, которые называются не жёлтым, красным и зелёным, а артистизмом, пластикой тела, внутренним состоянием души. Чем больше красок, тем красивее картина. Есть основа — элементы, скелет программы, рисунок. Уже на этот холст накладываются краски, и получаются программы. Чтобы они выглядели на самом деле хорошо, нужен и ластик. Чтобы подправлять что-то, переделывать.

— Сколько раз повторяешь программу перед выступлением?

— Целиком — один-два раза.

— Сколько стоишь в планке?

— Максимум две с половины минуты. Дольше просто не пробовала.

— В чём черпаешь силы?

— Музыка и, как ни странно, тишина. Звучит странно, это абсолютно разные вещи. Но когда у меня плохое настроение, слушаю музыку, которая его поднимет. А когда устаёшь, ощущаешь опустошение. Тогда тишина лучше.

— Как ты отдыхаешь?

— Я человек, который не любит шумные тусовки, компании. Не люблю, когда очень громко играет музыка. Я человек-одиночка. Могу восстановить свои силы только в тишине, сконцентрировавшись на себе.

— Тебе ведь писал в инстаграме Псай?

— Нет, это Пак Чхан Ель (Чанель, участник группы EXO. — Team Russia).

— Ты понимаешь, что ты мировая звезда?

— Знаете, никогда даже не приходят такие мысли в голову. Недавно исполнилась одна моя мечта — встретить моих кумиров (EXO). Людей, которые помогали мне настраиваться на эти Игры. Зашла к ним в гримёрку, увидела ребят, которые вкалывают каждый день, вкладывают в музыку душу. У них свой вид искусства, у меня свой. Но я увидела людей, которые оставляют все силы на сцене.

***

Обещанная автограф- и селфи-сессия отменяется. Медведева говорит, что с радостью бы пообщалась с каждым, но торопится на телеэфир. На очередной особенно увесистый комплимент Женя реагирует решительнее прежнего: «Мне кажется, я этого не заслуживаю». Из глубины зала тут же несётся: «Женя, ты лучшая, мы тебя любим!» Все в восторге. Напоследок Командная спрашивает у зрителей, кто собирается стать фигуристом — поднимаются с десяток рук.

— Бойтесь своих желаний. Они имеют свойство сбываться, — предупреждает Медведева.

Ещё одна — и последняя — порция оваций достаётся Медведевой на выходе. Она уходит. Лифт приходится ждать долго, но Женю никто не замечает: она отвернулась и стоит спиной к болельщикам. И только в самом конце машет рукой.

Инфо:Teamrussia.pro


Герой хоккейного матча Россия-Германия Кирилл Капризов подарил уральскому тренеру автомобиль

Оказалось, наставник нападающего три года назад перебрался на Урал и теперь воспитывает подрастающих хоккеистов.

Россия – обладательница олимпийского «золота» по хоккею впервые за 26 лет. В это сложно поверить до сих пор, но ценой невероятных усилий наши спортсмены выиграли в финале у немцев со счетом 4:3. Было все – и гол за полсекунды до сирены, и проигрыш за минуту до конца матча в меньшинстве. Но мы выстояли. А благодаря звену уральца, капитана команды - Павла Дацюка, еще и вырвали долгожданную победу. Автором победного гола стал самый молодой форвард этой тройки - Кирилл Капризов. Именно он щелчком клюшки оставил немцев на 2-м месте пьедестала. Оказывается, на Урале живет первый наставник Капризова – Андрей Лучанский. Спортсмен до сих пор общается с тренером, а перед Олимпиадой даже подарил ему машину.

КАТАЛСЯ ШУСТРЕЕ СВЕРСТНИКОВ

Автор победного гола Кирилл Капризов – вырос в Новокузнецке. Там же начал заниматься хоккеем. Ему тогда было всего 7 лет, и жил он за городом. На тренировки возил отец. Выезжать приходилось рано утром, но Кирилл все равно не сдавался и тренировался до позднего вечера.- Капризов в детстве ничем от других не отличался. Обычный ребенок. Разве что катался чуть быстрее и искуснее других детей, но на игре не особо сказывалось, - вспоминает тренер Андрей Лучанский. – А вот позже, лет в 10, стал показывать лидерские качества. Начал соображать в игре, куда отдать пас, как сыграть комбинацию. И тут стало понятно – он станет чемпионом!

Свои навыки маленький Капризов оттачивал до автоматизма, иногда задерживаясь на тренировках по несколько часов. В итоге, это и сыграло решающую роль на Олимпиаде.

- Я думаю, что Кирилл не побоялся бросать в ворота, а взял ответственность на себя, даже не раздумывая. Потому что это наигранная комбинация, тут нет времени размышлять. Получил пас – бросил в ворота. Гусев сделал большую часть работы, помог Дацюк, а Кирюхе оставалось просто попасть в сетку. Что он с успехом и сделал, - рассказал первый тренер форварда.

ИНОМАРКУ ПРИГНАЛИ РОДИТЕЛИ КИРИЛЛА

На Урал тренер Капризова перебрался три года назад из Новокузнецка. И почти сразу же устроился детским тренером по хоккею.

- Проблем никаких не было. Просто пришел в школу «Факел», переговорил с директором, рассказал, где работал сам, кого воспитывал. И сразу же взяли на работу, - поделился Андрей Лучанский.

Теперь под чутким руководством Лучанского тренируются ребята, такие же, каким когда-то к нему пришел маленький Кирюша Капризов. И в конце января Андрея Лучанского ждал сюрприз. На льду вместо непоседливых хоккеистов ждала новенькая иномарка.

- Я пришел, как обычно, на работу. Меня директор позвала, говорит, быстрее иди, тебя там ждут, - удивляется тренер. – Выхожу, а там посреди корта стоит Hyundai Creta. Сияет под софитами. А рядом мама и папа Кирилла. Я рот раскрыл, говорю, «это что такое?». А Олег Капризов мне говорит: Кирилл купил.

Оказалось, что Кирилл Капризов 25 января знал, что точно попал в стартовый состав сборной России. И решил таким образом отблагодарить тренера, купив ему машину за миллион рублей. А родителей заставил ее перегнать из Москвы в Екатеринбург.

- Было полностью неожиданно для меня. Никто вообще не знал. Так ведь еще договорились, чтобы на лед пустили машину, свет включили. Очень приятно, что он такой, не забывает, и благодарен. Дело даже не в машине, а в самом жесте, - рассказал Андрей Лучанский.

Инфо: Комсомольская правда


КОРЕЯ-2018: СПАСИБО

XIII Зимние Олимпийские игры 2018 года в Корее завершились!Несмотря ни на что, наши спортсмены завоевали 17 медалей -

2 золотых,

6 серебряных

9 бронзовых.

В неофициальном командном зачете Команда России заняла 13-е место, а по общему количеству медалей разделила 6-е место с хозяевами Игр - Командой Кореи.Благодарим всех наших спортсменов и тренеров за незабываемые минуты радости и счастья, а всех болельщиков - за веру в Команду и искреннюю без остатка поддержку!Впереди у нас новые старты и новые победы!

Болеем за наших! Вперед, Россия!

#Корея2018 #Россия #ОАР #БолеемЗаНаших

Загрузить еще